Аренда серверов компании HOSTiQ
Головна
  • Точка зору

О праве и справедливости

17.03.16 16:51


Оттолкнусь от критики Андреем Николаевичем Медушевским концепции «русской матрицы», постоянно воспроизводящей неправовую «русскую систему». Мне его критика показалась не очень корректной. Как бы к этой концепции ни относиться, совсем не все ее сторонники используют ее не только для объяснения прошлого и настоящего, но и для прогнозирования будущего. Многие говорят: так было, и так есть до сих пор, потому что сохраняется жесткая зависимость от прошлого, а будет ли так и впредь, сказать трудно – может быть, но может и не быть, никакой предопределенности тут нет. А что такому подходу противопоставляется?

Противопоставляется точка зрения об альтернативности истории на любом ее этапе: было так, но могло быть иначе, есть так, но тоже могло быть иначе. Однако доказать это нельзя, зато можно использовать для обоснования собственного исторического оптимизма: если в истории всегда все может происходить иначе, чем происходит, то все зависит от наличия альтернативных проектов и умения доносить их до людей. Мне же кажется, что в этом ходе мысли проявляется не столько исторический оптимизм, сколько потребность в психологической компенсации его дефицита.

Тезис о всегдашней альтернативности истории не уберегает от необходимости объяснять, почему, в силу каких факторов она в той же России шла и идет именно тем путем, каким идет, почему «русская система» из раза в раз в меняющихся формах воспроизводится, оставляя альтернативы не реализованными. А такие объяснения и указания на такие факторы потребуют, в свою очередь, ответа на простой вопрос: какие именно новые обстоятельства и возможности появились, чтобы проекты, ранее историей отброшенные, сегодня были ею приняты и определяли впредь ее ход? Пока такой вопрос не поставлен и ответа на него нет, трудно уловить разницу между проектами и прожектами.

Я солидарен с Андреем Николаевичем в том, что нельзя всю российскую историю сводить к каким–то всеобъясняющим первосущностям. Она была изменчивой и разной, и каждый ее период оригинален и интересен сам по себе. Но, с другой стороны, во всех ее периодах без труда просматриваются три институциональные константы. Это – ЦАРЬ (или правитель с царскими полномочиями) , АРМИЯ и ТЮРЬМА, принудительно обеспечивающие неправовой социальный порядок и его защиту изнутри и извне в лишенном субъектности, объектном социуме. А все другие институты и организации могут меняться и меняются, могут походить на азиатские или европейские, могут быть и самобытными, но они всегда ПРИ этих константах и никогда НАД ними, никогда их не определяют и не регулируют. Так было и так есть. А чтобы судить о том, может ли стать иначе, мне и надо знать, какие новые обстоятельства, какие появившиеся социальные субъекты позволяют не только выдвигать проекты иного, чем было и есть, но и обосновывать возможность их реализации.

Вне этих трех констант и создаваемого ими социального контекста мне трудно обсуждать тему справедливости и права применительно к России. Эти константы, которым соответствуют ничем не ограниченная власть верховного правителя, подчиненная ему военная машина и репрессивный способ управления социумом, с понятием права принципиально не совместимы. А потому и не дано ему было укорениться ни в политике, ни в бюрократии, ни в сознании и мышлении большинства российских интеллектуалов, ни, тем более, в сознании массовом. Что касается справедливости, то понятие о ней наличествует, в разных сферах жизни, как уточнил Сергей Львович Чижков, проявлясь по-разному, но меня в данном случае интересует только вопрос о том, как это выглядит в отношениях человека и государства. Что же она есть такое?

Со времен послемонгольской Московии она всегда отличалась предельной смысловой размытостью, растворяясь в более широком и тоже размытом понятии «правды». Оно служило, прежде всего, правителям, которые соотносили эту правду исключительно с собой и ставили ее и выше права, и даже выше веры, сакрализируя таким образом свою власть. Эта правда – не синоним правдивости в обыденном ее понимании, не антитеза лжи, а синоним праведности и правоты правителя, что бы и как бы он ни делал. Так она воспринималась и населением, так ее смысл преломлялся в культуре. Но – не только так.

Судя по русским пословицам и поговоркам («велика святорусская земля, а правде нигде нет места»), этим словом выражались и некий идеал иного, чем наличный, социального порядка, и критическая оценка этого наличного порядка, и неопределенность, неконкретность, размытость самого идеала. С его высоты все, что между царем и рядовым человеком (бояре, дворяне, чиновники, судьи, священники), воспринималось тотально неправедным. Но этот идеал и проистекающие из него негативные оценки не имели никакого отношения к праву, они соответствовали доминировавшему морально-репрессивному типу сознания, распространяясь и на юридический закон…

Вопрос из зала:

Правда противостояла закону, я правильно понял?

Игорь Клямкин:

Хорошо, что попросили уточнить. Коллеги уже говорили о том, что право и справедливость вовсе не антиподы, что меняющиеся со временем понятия о справедливости, выступая как естественное право, корректируют право позитивное (действующую законность). Но в том-то и дело, что в России справедливость (правда) воспринималась не чем-то, что существует наряду с правом и в соотнесении с ним, а тем, что ВМЕСТО права, вместо законности, отождествляемой с произволом больших и малых начальников. Отсюда и персонификация правды в образе верховного правителя, что применительно к действиям в отношениях и конфликтах с другими государствами сохраняется и поныне, как остается незыблемым и доверие к интерпретациям властью своих и чужих действий на международной арене. Когда президент Путин объяснял свой крымский успех тем, что наша «сила в правде», он апеллировал к культурному коду, отторгнувшему апелляции мирового сообщества к международному праву.

Сознание большинства населения России не только доправовое, но и догосударственное или, в лучшем случае, протогосударственное. Когда-то это обнаруживало себя в том, что представления о государстве складывались по аналогии с локальными общностями. В чем заключалась программа Пугачева? В том, чтобы перестроить государство по модели казачьего войска. В чем была программа атамана Антонова? В том, чтобы вместо государства создать систему самоуправляющихся общин. После того, как советская власть все локальные общности уничтожила, такие представления о воплощении идеалы правды из культуры ушли. Но и в образовавшемся атомизированном социуме культура эта государственной не стала, а потому и тяготеет по-прежнему к отождествлению государственного порядка с персонифицированной абсолютной властью, защитой от внешних врагов и угроз (армией) и системой наказаний (тюрьмой).

А что мы наблюдаем во времена перемен? Мы наблюдаем, как вопрос о том, каким должно быть государство, как оно может и должно быть институционально перестроено, подменяется вопросом о том, кому должна принадлежать власть. Вспомните признание Олега Басилашвили: «Свою единственную задачу мы видели в том, чтобы привести к власти Бориса Николаевича. После этого мы разошлись по своим рабочим кабинетам»…

Реплика из зала:

Так именно и было.

Игорь Клямкин:

Я вовсе не против того, чтобы противопоставлять сложившему положению вещей альтернативные проекты – в том числе, и просветительские. Я целиком и полностью за. Но без учета социального и культурного контекста такая деятельность может сопровождаться разве что новыми разочарованиями. А как именно его учитывать – это вопрос. Применительно к обсуждаемой сегодня теме – вопрос о том, как соизмерять просветительские усилия с тем, что в представлениях о желательном образе государства понятие о справедливости (правде) присутствует, а понятие о праве отсутствует.

Я внимательно наблюдаю за происходящим в Украине. И удивляюсь, почему таких наблюдающих в России так мало. Ведь то, о чем мы говорим, там пытаются сделать. А именно – выстроить правовую государственность. Пока в этом впечатляющих результатов украинцы не добились, но в их попытках отчетливо обозначилась проблема, на которую такие преобразования наталкиваются. Она, как показывает их опыт, не решается ликвидацией монопольной власти правителя посредством конституционного изменения формы правления, не решается специальными законами о люстрации («очищении власти») и предупреждении коррупции. В Украине пытаются идти по пути, пройденному после демонтажа коммунистических режимов странами Восточной Европы, но без видимых достижений. И именно потому, что утвердившиеся за четверть века в Украине (и не только в ней) постсоветская социальность и государственность существенно отличаются от их коммунистических предшественниц. Отличаются тем, что между чиновником и рядовым человеком появилась новая фигура в лице «олигарха», а потому и социум постсоветский стал не только чиновнозависимым, но и олигархозависимым.

У меня нет сейчас возможности эту тему развивать. Поэтому ограничусь констатацией, что проблема преобразования постсоветской неправовой реальности в правовую много сложнее, чем преобразование коммунистических систем.

Игорь Клямкин


  • Картинка дня

всі карикатури

  • Головне

06.11.16 20:10
Судовий вирок колишньому президенту стане пересторогою наступним владам

Я не буду спокійно слухати обіцянки підлеглих продовжити слідство і дати результат через 2-3 роки. Мене бісять посилання на те, що Литва ВІСІМНАДЦЯТЬ років розслідувала вбивства під Вільнюським телецентром.далі

01.11.16 23:20
Електронні декларації не предмет для жартів

Якщо, приміром, народний депутат не змінить наявність трильйона гривень готівки у себе вдома, я змушений буду відкрити провадження про несплату ним податків в особливо великому розмірі.далі

01.11.16 22:26
Електронне декларування лише початок, а не кінець процесу очищення

У першу чергу Генпрокуратура буде аналізувати декларації половини народних депутатів України, які задекларували готівку понад 100 тис дол США.далі

01.11.16 21:59
Я готовий продемонструвати наявні грошові кошти та цінності, які задекларувала сім’я, а також всі документи, які свідчать про легальність походження статків

Декларацію Генерального прокурора має перевіряти, у разі наявності обґрунтованих підстав, Національне антикорупційне бюро України, а також Національне агентство з питань запобігання корупції.далі

Усі головні події 

  • ЗМІ про нас

ШОК IN-прокуратура померла в суботу

17.07.16 22:11Очільник ГПУ одразу вийшов до трибуни і почав розповідати правду, яка багатьом із присутніх виявилася страшнішою навіть від найцинічнішої брехні. Бо, виявляється, волинська прокуратура, влада та інші силові структури перетворилися на злочинний клубок.далі

"Донбас має повернутися в Україну, а не Україна - на Донбас" - Безсмертний

11.02.16 13:33Росія хоче геополітичного лідерства. Для неї українські Крим, Донбас - це дві сторінки великої книжки, що намагається писати Путін. Вони дають йому лаври "великих" попередників.далі

 

РОМАН БЕЗСМЕРТНИЙ: "КОЖЕН РАУНД ПЕРЕГОВОРІВ У МІНСЬКУ ПОЧИНАЄТЬСЯ З ЯКОГОСЬ "ШПЕКТАКЛЮ""далі

Люстрація з самого початку була більше модою, ніж відповіддю на проблемудалі

Юрій Луценко: "Коли люди кажуть: Вся влада - суки, сволочі, нічого не роблять, - то я їх розумію"далі

Юра психанул, или Реформы – дело случаядалі

Інші матеріали розділу 

Транспортная компания ПАО Севертранс
Транспортна компанія ПАТ Північтранс

Розробка сайту: Дмитро Лимаренко
2013

YouTube Facebook
Завантаження

Магазин охотничьего и тактического снаряжения

Передрук матеріалів тільки за наявності гіперпосилання на 3republic.org.ua




RSS